Публикации / Научные статьи

ФГУ «Российский научный центр восстановительной медицины и курортологии Росздрава»
ФГОУ ИПК ФМБА России
ГОУ ВПО Московская медицинская академия имени И.М. Сеченова Росздрава
Медицинский центр Кортекс
Кончугова Т. В., Мельникова Е.А., Сичинава Н. В., Корчажкина Н. Б.

23.02.2009г. Москва.

Особенности влияния эндоназального введения кортексина, минуя гематоэнцефалический барьер, на когнитивные и речевые функции у больных с ЗПРР и ДЦП.

Разработка методов коррекции функциональных нарушений, повышения резервных и адаптивных возможностей организма, является одной из актуальных задач, определяющих приоритетное направление научных исследований в области восстановительной медицины (Разумов А.Н.,2002;2008; Бобровницкий И.П.,2007,2008; Пономаренко В.А.,2003, 2008 и др.).

Представляет большой интерес разработка и научное обоснование немедикаментозных здоровьесберегающих технологий, среди которых важное значение имеют методы, устраняющие вегетативный, метаболический, психоэмоцциональный дисбаланс, лежаший в основе в оценке уровня здоровья пациентов, страдающих ДЦП и ЗПРР (ОреховаЭ.М., Кончугова Т.В., 2008).Особенно это важно при нарушении когнитивных функций у больных детским церебральным параличом и с задержками в психоречевом развитии, которые являются разновидностью так называемых болезней дизадаптации. (Рыжак Г. А., Малинин В. В., Платонова Т. Н., 2003).

Несмотря на все успехи в области экспериментальной и клинической нейрофизиологии, до настоящего времени нет адекватной терапии ДЦП и ЗПРР (Василенко Ф.И. ,Сазонова Н.В. , 2008). . В последние годы получен новый импульс к разработке и расширению возможностей метода введения лекарственных веществ, минуя гематоэнцефалический барьер, позволяющего снизить фармакологическую нагрузку на пациента, используя малые дозы препарата, но имеющего ряд неоспоримых преимуществ перед фармакотерапией. Кортексин представляет собой комплекс полипептидов, нейропротекторного ряда, являющегося средством интегрального моделирования функций центральной нервной системы (ЦНС) — двигательной активности, памяти, реакции на стресс, ощущение боли и удовольствия, репаративных и других процессов (Рыжак Г. А., Малинин В. В., Платонова Т. Н., 2003).

Для решения поставленных задач были проведены наблюдения и исследования на 1000 больных с ДЦП и ЗПРР в возрасте от 3 до 15 лет. Средний возраст составил 3,5±4,8 года. Длительность заболевания колебалась от3 до 5 лет (32%), от5 до 7лет(48%) и свыше 7 лет-10%.

Всем пациентам, находящимся под наблюдением, наряду с клинико-неврологическим обследованием проводилось нейрофизиологическое исследование головного мозга методом компьютерной ЭЭГ и вызванных когнитивных длиннолатентных потенциалов по методике Р300.

Все пациенты в зависимости от примененного лечения были разделены методом случайной выборки на 3 сопоставимые по клинико-функциональным характеристикам группы.

В соответствии с задачами исследования был проведен физико-химический эксперимент по обоснованию применения кортексина методом введения , минуя гематоэнцефалический барьер, с использованием спектрохроматографии при флуоресцентном и ультрафиолетовом детектировании, в результате чего была определена устойчивость кортексина к действию постоянного микротока Фарадея, полярность, электрофоретическая активность и оптимальная концентрация препарата.

Показатели электроэнцефалограмм обследуемых укладывались в два типа нарушений: десинхронный тип ЭЭГ (снижение индекса альфа активности, стирание зональных отличий, преобладание бета волн), что характерно, в основном, для пациентов с астеническим синдромом при ДЦП; дезорганизованный альфа ритм с повышенной амплитудой и повышенной бета активностью низкой частоты с медленными волнами и усилением реактивности на световые раздражители, выявлялся преимущественно у пациентов с ММД и ЗПРР. Выраженность межполушарной асимметрии в целом по группе составила до лечения 66±4,7% , что свидетельствует о функциональной разобщенности полушарий.

По данным когнитивных вызванных потенциалов выявлено, что у пациентов до лечения в целом по группе значительно снижены показатели процессов восприятия, опознания и дифференцировки информации, а также процессы принятия решений, запоминания и снижение процессов активации. Нарушение этих процессов свидетельствуют о низкой функциональной активности в височных, лобных областях, а также в гиппокампальной области. Это подтверждают и данные ЭЭГ, свидетельствующие, что именно в лобных и височных областях в большей степени определялись патологические дельта и тета волны.

Переносимость процедур была хорошая, побочных эффектов в процессе лечения не наблюдалась ни у одного больного. Сравнительный анализ динамики амплитуды альфа- ритма после лечения выявил более выраженное достоверное увеличение его амплитуды до физиологической нормы у пациентов основной группы .

Уменьшение депрессии и общей десинхронизации α-ритма указывает на активизацию функциональной мозговой активности, а в сочетании со снижением общей бета-волновой активности и «правильным» комбинированием между собой по областям, свидетельствует о нормализации функций диэнцефальных неспецифических систем мозга с уравновешиванием внутрисистемных интегративных процессов между активизирующими восходящими и деактивизирующими структурами мозга в пользу преобладания синхронизирующих нисходящих процессов.

Применение кортексина, минуя гематоэнцефалический барьер, вызывало у пациентов также значимое снижение амплитуды патологической активности дельта волн в 2 раза по лобным областям симметрично и в 2,7 раза слева и в 3,5 раза справа по височным областям. Полностью редуцировали по лобным и височным областям тета волны, что свидетельствует о значительном повышении уровня функциональной активности этих зон и снижении чрезмерного «патологического перевозбуждения» в височных отделах.

У пациентов группы сравнения, несмотря на достоверное уменьшение депрессии альфа-ритма и β-волноваой активности, эти изменения значительно уступали результатам, полученным в основной группе. В контрольной группе сохранилась прежняя биоэлектрическая активность мозга.

Под влиянием лечения отмечалась также положительная динамика межполушарных взаимодействий в виде достоверного снижения межполушарной ассиметрии во всех группах, но более значимое в основной группе с 66,0±4,7% до 30,0 ± 6,5% (p<0,001), что свидетельствует о снижении разобщенности и нормализации работы полушарий под влиянием кортексина, методом введения минуя гематоэнцефалический барьер.

Анализ данных исследования когнитивных вызванных потенциалов после лечения выявил у пациентов, получавших кортексин, минуя гематоэнцефалический барьер, достоверное улучшение процессов восприятия, опознания и дифференцировки информации, а также процессов принятия решений и запоминания, что свидетельствуют о повышении функциональной активности головного мозга, особенно височных, лобных отделов, а также гиппокампальной области.

В группах сравнения и контроля после лечения изменения были достоверно менее значимыми. Совокупная оценка данных клинического и инструментальных методов исследования показала высокую эффективность применения кортексина, минуя гематоэнцефалический барьер, в лечении когнитивных нарушений у больных с ДЦП и ЗПРР (88%), по сравнению с простой гальванизацией (60%) и применением «плацебо» (44%).При изучении отдаленных результатов было установлено, что у пациентов основной группы полученный терапевтический эффект сохранялся в течение 12 месяцев у всех больных (100%), и свыше одного года (у 25% больных), в то время, как в группе сравнения ремиссия длилась в 80% случаев в течении 6-7 месяцев, а в 20% —4-5 месяцев.

Таким образом, разработанный метод применения кортексина, минуя гематоэнцефалический барьер, является патогенетически обоснованным и высокоэффективным методом лечения когнитивных нарушений , что позволяет рекомендовать его для применения в широкой клинической практике не только при ДЦП и ЗПРР, но и при различных заболеваниях с интеллектуально-мнестическими нарушениями у детей и взрослых.