Специализация / Нейроиммунология

Накоплением новых знаний о функциях мозга были отмечены последние десятилетия XX века, когда было установлено сходство в организации и функционировании нейронов мозга и клеток иммунной системы. Оказалось, что нейроэндокринные клетки мозга и клетки иммунной системы функционируют в тесной кооперации и проявляют признаки сходства в своей организации. Иммунные функции стали рассматривать как некую составляющую нейроэндокринной активности, а сам по себе иммунный ответ, как выяснилось, невозможен без содружественного участия нервной и эндокринной систем. Столь тесные взаимосвязи основных регулирующих систем стали основанием к выделению на рубеже XX и XXI столетий интегральной медико-биологической дисциплины нейроиммуноэндокринологии, предметом изучения которой являются взаимодействия нервной, эндокринной и иммунной функций мозга.

В эпоху нейроиммуноэндокринологии продолжали накапливаться удивительные факты и фокус новых открытий сместился в область иммунологии. Стало обнаруживаться большое сходство в организации и функционировании нервной и иммунной систем. Если выше при обсуждении общности нервной и эндокринной систем упоминалось о том, что нейроны, сохраняя специфическую организацию и функции (генерирование и распространение нервных импульсов) могут одновременно функционировать как эндокринные клетки, то оказалось, что аналогичное можно сказать и о клетках иммунной системы. Участвуя в регуляции гомеостаза с помощью специфических иммунных механизмов, эти клетки оказались способными экспрессировать рецепторы ко многим сигнальным молекулам, опосредующим воздействия нейроэндокринной системы, а также синтезировать некоторые эволюционно древние (консервативные) пептиды. В их ряду заслуживают упоминания нейропептиды, тахикинины, инсули-новые гормоны, проопиомеланокортин, дериватом которого является АКТГ, и, наконец, гормон роста и пролактин, рецепторы которых относятся к большому семейству гемопоэтиновых - рецептров к интерлейкинам, эритропоэтину, гранул оцитарно-макрофагальному колониеобразующему фактору.

В связи с вышесказанным заслуживают упоминания факты, свидетельствующие о способности гипоталамических нейросекреторных клеток экспрессировать не только рецепторы к ИЛ-1 , но и сам ИЛ-1, что было показано как у крыс, так и у человека. Кроме того, было показано, что клетки астроцитарной глии способны секретировать интерферон, выделение которого повышает экспрессию ИЛ-2 в нервных структурах мозга.

При анализе сходства в организации нервной и иммунной систем привлекает внимание тот факт, что обе системы состоят из большого числа фенотипически различающихся клеток, организованных в сложные сети. В пределах такой сети клетки взаимосвязаны и функционируют по принципу обратной связи, когда пусковым сигналом служит адекватный раздражитель, а конечный ответ направлен на обеспечение полезного результата.

Различие заключается в том, что в нервной системе клетки жестко фиксированы в пространстве, тогда как в иммунной они непрерывно перемещаются и лишь кратковременно взаимодействуют друг с другом. Функциональную близость нервной и иммунной клетки можно проследить на примере некоторых форм патологии.

Так например, известно, что с возрастом снижаются реакции иммунной защиты и параллельно снижается активность гормона роста. Сходным образом при физиологических состояниях, сопровождающихся угнетением иммунной системы, например при беременности, снижается секреция пролактина, окситоцина и повышается секреция половых стероидов - эстрогенов, прогестерона. После родов, когда снижается секреция стероидных гормонов и вновь активизируется иммунная система, повышается секреция пролактина и окситоцина. Снижение функции иммунной защиты с возрастом идет параллельно с повышением секреции АКТГ.

Другим примером тесного взаимодействия нервной, иммунной и эндокринной систем могут служить физиологические механизмы, лежащие в основе гипоталамической регуляции секреции одного из важных факторов поддержания гомеостаза - инсулина. Весьма демонстративно взаимодействие нейроэндокринной и иммунной систем проявляются в реакции стресса. Известно, что эта защитная биологическая реакция развивается в ответ на действие широкого спектра агрессивных факторов внешней среды, таких как микробные, температурные, болевые агенты, факторы неподвижности, гравитации, психоэмоциональные воздействия и ряд других. При всех этих воздействиях активируется нейроэндокринная система гипоталамус-гипофиз-кора надпочечников: в паравентрикулярном ядре гипоталамуса повышается секреция кортикотропин-рилизинг-гормона, или кортиколиберина, как следствие этого в передней доле гипофиза активизируется секреция АКТГ, что приводит к повышению секреции глюкокортикоидов в коре надпочечников. Ещё Селье, впервые описавший эту реакцию, отмечал, что иммунная система остаётся небезразличной к стрессу. Позднее были исследованы механизмы, с помощью которых иммунная система вовлекается в стрессовые реакции. Было показано, что в ответ на действие патогенных агентов из макрофагов выделяется ИЛ-1. Этот иммунный пептид способен проникать в мозг через гемато-энцефалический барьер в тех его участках, где существуют "окна" для подобного рода веществ. К ним относится система циркумвентрикулярных органов, в которых существуют специфические механизмы транспорта для ци-токинов. Попав в мозг, ИЛ-1 стимулирует секрецию КЛ в вышеупомянутых нейронных популяциях ПВЯ гипоталамуса, причем этот процесс является зависимым от присутствия простагландина Е2 В свою очередь, КЛ стимулирует секрецию АКТГ в гипофизе, что приводит к стимуляции секреции глюкокортикоидных гормонов в коре надпочечников. Последние при повышенной секреции способны тормозить секрецию ИЛ-1 в макрофагах и тем самым угнетать иммунный ответ в случае его избыточности.

Таким образом, здесь в чистом виде работают механизмы отрицательной обратной связи, в которых роль триггера выполняет иммунный пептид, а функции исполнителя - нейропептид и гормоны эндокринной системы.

Еще одним ярким примером нейроиммуноэндокринных взаимодействий является развитие сахарного диабета. Нередко у лиц среднего и пожилого возраста после перенесенного психоэмоционального стресса (смерть близкого человека, конфликтные ситуации в быту или на службе и т.д.) наблюдаются нарушения углеводного гомеостаза. Одним из ранних признаков бывает повышение сахара в крови. Этот тревожный сигнал возможного заболевания сахарным диабетом оказывается либо преходящим симптомом, либо стойким, который в дальнейшем трансформируется в характерный синдром: нарушенная толерантность к глюкозе, гипергликемия, глюкозурия, высокие цифры гликированного гемоглобина, наличие в крови специфических антител и т.д.

Вероятный патогенетический механизм представляется следующим: стрессовые реакции сопровождаются появлением бактериальных белков теплового шока, которые являются чужеродными для организма, т.к. они не презентируются развивающимся в тимусе Т-лимфоцитам в период становления приобретенного иммунитета. Когда они связываются с антигенами главного комплекса гис-тосовместимости (HLA второго класса на поверхности макрофагов и инсулинсекретирующих $-клеток), они распознаются рецепторами Т-лимфоцитов и инициируют аутоиммунный ответ, направленный к уничтожению $-клеток панкреатических островков.

Психоэмоциональный стресс, стимулирует секрецию КЛ, который является "рилизинг-фактором стресса". В норме КЛ стимулирует секрецию АКТГ и глкжокортикоидов, а через их посредство - секрецию цитокинов (ИЛ-1) в макрофагах. Эти гормоны и иммуномедиаторы, как упоминалось выше, участвуют с помощью механизмов отрицательной обратной связи в регуляции секреции инсулина $-клетками поджелудочной железы. В условиях эмоционального стресса, формирующего патологический очаг возбуждения, создаются условия для генерации нейропа-тологических синдромов, совокупность которых охватывается понятием дисрегуляторной патологии. Это понятие распространяется и на различные формы проявления аутоиммунной патологии.

В последнее время получила распространение теория молекулярной мимикрии, наиболее удовлетворительно объясняющая механизмы аутоиммунной патологии . Согласно этой теории, молекулы патогенного агента, попавшего в организм, могут проявлять химическое или конформационное сходство с собственными молекулами, встроенными в мембраны эндокринных клеток. В этом случае хелперные Т-лимфоциты, принимая их за чужеродный антиген, инициируют аутоиммунную агрессию против собственных клеток, используя весь арсенал атакующих средств. обводнению цитоплазмы $-клеток и набуханию митохондрий.

Нередко объектом агрессии становятся нервные клетки. Так, при заболевании несахарным диабетом аутоиммунной агрессии подвергаются гипоталамические нейроны, секретирующие вазопрессин, который обладает антидиуретической активностью. При рассеянном склерозе чужеродным антигеном становится основной белок миэлина, покрывающего в виде пограничной мембраны нервные волокна . Миэлин выполняет функцию изолятора, предотвращающего утечку ионных токов. При повреждении этого изолятора нервные импульсы затухают и не могут достичь своей мишени, т.е. мышечных клеток. В результате больные погибают от паралича дыхательной мускулатуры. Такой же печальный исход наблюдается при тяжелой миастении (myasthenia gravis) В данном случае чужеродным антигеном становятся белковые рецепторы к нейроме-диатору ацетилхолину, выделяемому в области нервно-мышечных синапсов.

Иммунная система также может влиять на нервную. Самая известная реакция - лихорадка, осуществляется воздействием фактора активации лимфоцитов - интерлейкина 1 на структуры головного мозга. Цитокины во многом влияют и на поведение человека - на настроение, аппетит и даже половое влечение. В частности система интерферонов, известная, как часть иммунной системы, отвечающая за борьбу с вирусами, активирующая клетки иммунной системы, имеет другое важное предназначение: альфа-интерферон является фактором регулирующим в нормальных условиях активность эндорфинов - "гормонов радости"; гамма-интерферон, который ранее считался присущим только иммунным клеткам, также синтезируется и клетками нервной системы выполняя дублирующую роль фактора роста нервов. Интерфероны влияют на нервную систему через имитацию действия гормонов, так как эволюционно являются предшественниками многих из них, и в структуре своей молекулы имеют гормоноподобные участки.

Понимание механизмов взаимного влияния позволяет по-новому оценивать причины и механизмы появления различных заболеваний. В заключение хотелось бы подчеркнуть значимость коррекции иммунной системы - генетически большинство людей имеют заложенную в них программу абсолютного здоровья, осуществляемую иммунитетом, способным справиться практически с любым, самым тяжелым заболеванием. Но влияние неблагоприятных факторов окружающей среды с раннего детства, состояние хронического стресса, неправильное питание, невнимание к многочисленным вирусным заболеваниям (даже банальным ОРВИ и гриппу) нарушают эту программу, прежде всего через угнетение защитных сил и только после подавления сопротивляемости организма возникают хронические болезни. Разумно, начиная лечить хронические заболевания, оценить состояние иммунной системы, а в комплексную терапию включить средства необходимые для ее восстановления, эти меры в значительной степени позволяют улучшить результаты лечения. Отсюда легко понять перспективность нейроиммуноэндокринологии в исследовании физиологических основ деятельности мозга и понимании патогенетических механизмов тех заболеваний, которые рассматривают в настоящее время как проявление дисрегуляторной патологии.


В нашем центре подлежат лечению:

Состояния, ранее не имевшие однозначной трактовки, а следовательно не поддававшиеся лечению, которые теперь становятся более понятными.

В неврологии к таким состояниям можно отнести:

  • синдром хронической усталости (миалгический энцефаломиелит - по западной терминологии) - состояние не имевшее до недавнего времени точного названия - наиболее часто пациентам ставился диагноз астено-невротического синдрома, а адекватное лечение не назначалось;
  • латентная герпетическая инфекция, активизирующаяся на фоне общей иммуносупресии (в настоящее время имеет наибольшее распространение). Носительство различных типов вирусов семейства герпеса достигает до 90 - 100% от всей популяции. У людей с активной иммунной системой вирус находится под контролем эндогенных интерферонов и специфических противовирусных Т-лимфоцитов. Но снижение противовирусных сил организма приводит к активности этих вирусов - возникающее состояние не носит черт острого заболевания: умеренная или очень низкая виремия; минимальные изменения при визуальных методах исследования, часто не находящие трактования специалистами; возникающие боли, дискомфорт не укладываются в картину классических заболеваний; у пациентов может сохраняться относительная работоспособность; поскольку такое состояние длительно - постепенно формируется общая астенизация, депрессия. Диагностика базируется на определении титра антител - причем наличие антител класса IgG (иммуноглобулин памяти) не является показателем приобретенного иммунитета, полимеразной цепной реакции на наличие нуклеиновых кислот вирусов этой группы в плазме крови, определении иммунного статуса. Нарушение выявляется в дисбалансе клеточного звена иммунной системы, в интерфероновом статусе видно снижение продукции интерферонов в ответ на стимуляцию (хотя в сывортке крови может быть повышенное количество интерферонов);
  • миастения;
  • демиелинезирующие заболевания - процессы связанные с патологической активностью иммунной системы в нервной ткани (рассеянный склероз РС). Проявления PC разнообразны: клинические симптомокомплексы отражают особенности многоочагового демиелинизирующего процесса. В зависимости от его перимущественной локализации традиционно выделяют церебральную, спинальную и цереброспинальную формы PC. Хотя ряд ученых считает, что они, по существу, являются этапами: развития РС.
  • Наиболее часто для клинической оценки функционального состояния проводящих систем при PC используется шкала DSS (Kurtzke).

    С ее помощью оцениваются:

      1. - симптомы поражения пирамидного тракта,
      2. - симптомы поражения путей мозжечка,
      3. - симптомы поражения черепных нервов из-за поражения белого вещества ствола мозга,
      4. - симптомы поражения проводников чувствительности,
      5. - нарушения функций тазовых органов,
      6. - зрительные нарушения из-за поражения зрительного нерва,
      7. - нейропсихологические симптомы.

Методы и способы лечения используемые в центре: Симптоматическую терапию при PC можно условно разделить на две большие группы:

    1. 1. Медикаментозная терапия. Лекарственные препараты могут вводиться парентерально (внутривенно капельно, внутривенно струйно, внутримышечно).

      Несмотря на существующий целый ряд эффективных лекарственных препаратов, которые должны замедлить развитие заболевания и улучшить качество жизни больных, этого к сожалению не происходит. Причиной этого является гематоэнцефалический барьер, который регулирует поступление в мозг лекарственных препаратов, и, который при заболеваниях головного мозга дает "сбой". В результате этого эффективность лечения значительно снижается.

      В нашем центре разработана авторская методика лечения лекарственными препаратами, минуя гематоэнцефалический барьер. В результате в мозговой кровоток попадает 98% лекарственного вещества и создается его депо, которое расходуется по мере потребления нервными клетками. Продолжительность курса восстановительного лечения составляет обычно 10-15 дней. Частота курса 2-3 раза в год.. Своевременно поставленный диагноз в нашем медицинском центре- залог успеха терапии и существенное снижение риска тяжелых осложнений.

    2. 2. Новая медицинская технология Аутонейритотерапия. Метод основывается на восстановлении нарушенных межнейрональных аксоно-дендритных связей пирамидного двигательного пути. Это происходит путём аппаратного стимулирования первичных двигательных центров в коре головного мозга и вторичных в шейном и поясничном утолщениях, которые являются основными генераторами формирования афферентных нервных импульсов с целью формирования двигательного акта человека.


  1. 3. Физиотерапия.

  2. 4. Диетотерапия.

  3. 5. Эрготерапия.

  4. 6. Физическая реабилитация.

  5. 7. Психологическая реабилитация.

  6. 8. Бинауральная стимуляция головного мозга.

Активное ведение больного с использованием всех современных возможностей симптоматического лечения (авторских методов), физиотерапии, психологической поддержки, максимальное возвращение к привычной повседневной жизни способствует не только предупреждению осложнений, но и более благоприятному течению заболевания.